Публикации сотрудников

 

О компании
Услуги компании
Полезная информация
Публикации сотрудников
E-Mail

 

СДЕЛКИ С ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬЮ

Виктор КИРСАНОВ, Дмитрий ГУРОВ

"Журнал для акционеров", № 2, 2000, стр. 8 - 11.

Одним из условий четкого соблюдения прав акционеров является точное выполнение необходимых и довольно сложных правил сделок, в том числе с заинтересованностью.

Это довольно сложно, поскольку само понятие заинтересованности в нашем законодательстве не всегда имеет идентичное толкование. Так, в Арбитражно-процессуальном кодексе под заинтересованным лицом понимается такой субъект, который вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных и оспариваемых интересов (ст. 4). Сходное определение имеется и в уголовном праве. Закон "О несостоятельности (банкротстве)" дает более сложное представление о содержании термина "заинтересованные лица" (ст. 18) и достаточно подробно описывает последствия сделок с ними.

В процессе своей деятельности в ходе арбитражных судебных процессов акционерное общество может столкнуться с любым из таких толкований. Мы хотели бы ознакомить читателей прежде всего с тем, как эта проблема рассматривается в свете требований Закона "Об акционерных обществах".

В отличие от обществ с ограниченной ответственностью, пайщики которых имеют право знакомиться с хозяйственной и бухгалтерской документацией своего предприятия (ст. 8 Закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"), Закон "Об акционерных обществах" не предусматривает для акционеров прямой возможности получать сведения о текущей деятельности акционерного общества. Исключение делается лишь для информации о специфических сделках, отличных от тех, которые либо совершаются в ходе обычных хозяйственных дел, либо совершаются с участием лиц, связанных одновременно как со своим обществом, так и с его контрагентом. Решения о таких сделках принимаются органами управления общества и отражаются в соответствующих протоколах, которые оно обязано представлять акционерам. К таким специфическим сделкам относятся крупные сделки и сделки с заинтересованностью, процедуры которых установлены соответственно в главах Х и XI Закона "Об акционерных обществах".

ПОСЛЕДСТВИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

Общим правилом совершения любых сделок является обеспечение юридической чистоты их совершения, которая подразумевает подготовку, оформление и согласование соответствующего договора, документов, подтверждающих выполнение обязательств сторонами, участвующими в них, а при необходимости также бумаг, направляемых в государственные органы. Кроме этого, в случаях, когда того требует закон, обязательно принятие органами управления общества специальных предварительных решений. Это такой же необходимый элемент обеспечения правовой чистоты каждой сделки, как, например, правильно составленный договор. Мы рассмотрим один из таких случаев - сделки с заинтересованностью.

Если правовая чистота совершения любой сделки не будет обеспечена, каждая из них в дальнейшем может быть признана недействительной, причем это состояние наступит с момента ее заключения и не влечет правовых последствий. При этом каждая из сторон, участвующих в сделке, обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке (возместить стоимость в деньгах), если закон не предусматривает иных последствий (ст. 167 ГК РФ). Такой возврат на юридическом языке называется реституцией.

Для иллюстрации того, сколь серьезными могут быть последствия недействительности сделки, обратимся к часто встречающемуся примеру: общество учреждает дочернюю компанию в доле с инвестором. При этом признание сделки по передаче имущества в уставный капитал учреждаемой структуры может быть признано недействительным по ряду причин, например из-за отсутствия соответствующего решения совета директоров общества-учредителя. По реституции дочерняя компания должна будет вернуть учредителю имущество, находящееся в ее владении незаконно. В этой ситуации сам факт учреждения компании может быть признан незаконным. При этом инвестор предъявит обществу - учредителю иск о взыскании с него понесенных убытков. Возможность такого исхода довольно велика в случае просчетов, делающих сделку по внесению имущества учредителя в уставный капитал дочерней компании недействительной.

Гражданский кодекс делит недействительные сделки на ничтожные и оспоримые. Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна. Это основное. Исключением являются те редкие случаи, когда закон устанавливает, что ничтожная сделка оспорима или предусматривает иные последствия (ст. 68 ГК РФ). Требование о применении последствий недействительности ничтожных сделок может быть предъявлено всяким заинтересованным лицом в защиту своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов (например, в приведенном выше случае в качестве таковых могут выступить акционеры общества-учредителя). В то же время для оспоримых сделок ГК РФ определил закрытый круг лиц, обладающих правом предъявить подобное требование. И еще один существенный момент. В отличие от общепринятого срока исковой давности в три года (ст. 196 ГК РФ), срок исковой давности по ничтожным сделкам установлен в 10 лет с начала их исполнения (параграф 1 ст. 181 ГК РФ), а по оспоримым существенно меньше - один год с того момента, когда истец узнал об обстоятельствах, являющихся основаниями при признании сделки недействительной (параграф 2 ст. 181 ГК РФ).

Тут наиболее важно то, что круг лиц, которые имеют право обратиться в суд с требованием о применении последствий недействительности ничтожной сделки, существенно шире, чем в случае оспоримой сделки. Например, если квалифицировать сделку с заинтересованностью, совершенную с нарушением установленного законом порядка, как оспоримую, то право на обращение в суд с требованием о применении к ней последствий ее недействительности признается за самим обществом, совершившим сделку (то есть по сути за его генеральным директором), и с определенной натяжкой - за акционерами. Причем прямо эти лица не указаны в ГК в качестве имеющих такое право на обращение в суд, и их право можно обосновать, опираясь на аналогию со ст. 179 ГК. В этой статье в качестве надлежащего истца указан потерпевший в результате сделки. Таким образом, подающему иск придется прежде всего доказать, что заключением сделки именно ему причинен реальный ущерб, что является весьма сложной задачей. Напротив, квалификация сделки с заинтересованностью, совершенной с нарушением установленного законом порядка, как ничтожной, дает возможность, например, любому акционеру предъявить иск, доказав при этом лишь сам факт нарушения закона.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТИ

Согласно Закону "Об акционерных обществах" заинтересованность возникает у лиц, связанных с компанией, если они имеют отношение к сделке, совершаемой ею, с учетом хотя бы одного из условий, которые будут приведены ниже (параграфы 1.1-1.6).

Для начала рассмотрим возникновение заинтересованности применительно к обществу А, которое совершает сделку с компанией (физическим лицом) Б.

Статья 81 закона определяет круг лиц, связанных с обществом А, которые могут иметь заинтересованность в совершении такой сделки:

Физические лица:

1.1. член совета директоров (наблюдательного совета) общества А;

1.2. генеральный директор (директор, член правления) общества А;

1.3. физическое лицо - акционер общества А, имеющее более 20% голосующих акций общества А;

1.4. лица, состоящие в родстве с физическими лицами, перечисленными в п. 1.1 - 1.3 (их супруги, родители, братья, сестры, дети);

Юридические лица:

1.5. юридическое лицо - акционер общества А, владеющее само или совместно со своими аффилированными лицами 20% и более голосующих акций общества А;

1.6. аффилированные лица юридических лиц, перечисленных в параграфе 1.5.

Лица, перечисленные в п. 1.1 - 1.6, признаются заинтересованными, если имеет место любое из следующих трех условий их прямого или косвенного участия в рассматриваемой сделке общества или связи с его контрагентом:

а) если физическое лицо (п. 1.1 - 1.4) занимает любую из следующих должностей: генерального директора, директора или члена правления и совета директоров в обществе Б или одну из аналогичных должностей в нем, а также если является его представителем или посредником в данной сделке;

б) если лица, связанные с обществом А условиями, отмеченными в п. 1.1. - 1.6, представляют общество Б в качестве его стороны в данной сделке, а также если являются его представителями или посредниками при ее совершении;

в) если лица, отмеченные в п. 1.1-1.6, связанные с обществом А условиями, зафиксированными в тех же параграфах, владеют 20 и более процентами голосующих акций общества Б или общества, выполняющего функции его представителя и посредника при совершении сделки (причем именно сами, без учета акций, которыми владеют их аффилированные лица, в отличие от условий п. 1.5).

На практике чаще всего возникает такая ситуация, при которой в обществах, заключающих между собой сделку, один и тот же человек в одном из них занимает должность генерального директора, а в другом - входит в состав органов управления (является членом совета директоров, членом правления или даже генеральным директором). Бывают случаи, когда заинтересованность в совершении сделки имеется у обеих ее сторон и требует оформления в обоих обществах.

Нередко заинтересованность возникает также тогда, когда сторонами сделки являются общество и его акционер, владеющий (лично или совместно с аффилированными лицами) двадцатью и более процентами его голосующих акций. Наиболее распространенной в данном случае является сделка дочернего (зависимого) общества с основным (материнским). Как следует из приведенных выше п. 1.5 и условия п. б), подобная сделка всегда совершается с заинтересованностью дочернего (зависимого) общества. Если нет каких-либо других оснований, заинтересованности основного общества может и не быть, то есть она необязательно возникает у обеих сторон.

СЛОЖНОСТИ ОФОРМЛЕНИЯ

Сделки с заинтересованностью обычно совершаются по решению совета директоров. Но если сумма оплаты по сделке или стоимость имущества, являющегося ее предметом, превышает стоимость 2% активов общества - по решению собрания акционеров.

Протокол совета директоров (собрания акционеров) должен содержать решение о совершении сделки (упоминать о том, что в ее составе имеется заинтересованность, необязательно) с описанием ее основных условий. Кроме того, решением совета директоров должны быть установлены, во-первых, рыночная стоимость имущества, товаров или услуг (в соответствии со ст. 77 Закона "Об акционерных обществах"), приобретаемых или отчуждаемых при данной сделке, во-вторых, что средства, которые получит общество за отчуждаемое имущество, не меньше его рыночной стоимости. А если речь идет о приобретаемом имуществе, то должно быть установлено, что его стоимость не превышает рыночную.

Следует также иметь в виду, что ст. 83 закона устанавливает: голоса заинтересованных лиц при принятии этих решений не должны учитываться (для обществ с числом акционеров - владельцев голосующих акций больше 1000 не принимаются во внимание также голоса членов советов директоров, являющихся одновременно генеральными директорами, членами правления, а также тех из членов советов, кто имеет родственников (супругов), занимающих должности в органах управления общества). В протоколе должно быть отражено, что эти лица не голосовали (или не участвовали в заседании, если имеется кворум без них). Решения принимаются простым большинством голосов. Если уставом акционерного общества не предусмотрено формирование совета директоров (наблюдательного совета), то на основании ст. 64 Закона "Об акционерных обществах" все решения по сделкам с заинтересованностью принимаются общим собранием акционеров с соблюдением рассматриваемой процедуры.

Обязательно нужно обратить внимание и на то, что в ст. 78 этого закона, регламентирующей крупные сделки, при этом называется балансовая стоимость активов. В то же время в ст. 83, где речь идет о стоимости имущества, являющегося предметом сделки, тоже упоминается об активах, но не уточняется, каких именно. Такая неясность может оказаться весьма существенной для акционерного общества, если на его балансе имеется значительная доля активов, принадлежащих ему, например, на праве хозяйственного владения.

Следует также учесть, что требования "процедурной" ст. 83 распространяются почти на все сделки, в том числе и совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности. Когда количество сделок с заинтересованностью велико, соблюдение надлежащей процедуры, связанной с их совершением, особенно усложняется. Если размеры сделок допускают принятие решений советом директоров, то желательно делать это ежемесячно: в начале месяца - по тем, которые могут быть заключены, а по его итогам - одобрять все реально совершенные. Естественно, их следует заключать на условиях, которые не должны быть хуже, чем это предусмотрено решениями, и по фактическим объемам не превышать объемы, названные в них. Одобрение реально совершенных сделок имеет лишь уточняющий характер.

Бывает и так: сумма активов, отчуждаемых по сделке с заинтересованностью, превышает 2% активов общества, что требует решения собрания о ее заключении. А отсрочка, связанная с его созывом, может привести к срыву сделки. В этом случае допустимо разбить данную сделку на несколько более мелких, по каждой из них принять решение на отдельном заседании совета директоров. При этом должна исключаться возможность их квалификации как притворных (параграф 2 ст. 170 ГК РФ), то есть прикрывающих ту сделку, которую стороны действительно имели в виду.

Необходимо также серьезно относиться к сделкам, связанным с размещением голосующих акций или ценных бумаг, конвертируемых в них, когда их количество превышает 2% ранее размещенных обществом голосующих акций. Решения о таких сделках принимаются на общих собраниях акционеров простым большинством голосов. При этом надо учитывать, что в соответствии с ст. 84 Закона "Об акционерных обществах" Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг установлены дополнительные требования. В частности, информация о предполагаемых сделках, в совершении которых имеется заинтересованность, должна быть направлена в письменном виде акционерам после принятия обществом решения о размещении акций и ценных бумаг, конвертируемых в них, путем закрытой подписки. ("Положение о порядке и объеме раскрытия информации открытыми акционерными обществами...", утвержденное постановлением ФКЦБ № 9 от 20 апреля 1998 г.). Если из содержания упомянутого решения следует, что в процессе размещения возможно совершение сделки, в которой имеется заинтересованность, то соответствующий документ о согласии общества пойти на это должен быть принят до предоставления в ФКЦБ бумаг на регистрацию выпуска акций (параграф 5 постановления ФКЦБ № 47 от 11 ноября 1998 г.).

РИСКИ НАРУШИТЕЛЕЙ

Судя по опыту, практически в каждой компании, включающей в себя кроме головного предприятия торгово-закупочные или дочерние структуры, имеют место нарушения при совершении сделок, в которых имеется заинтересованность. Одной из причин этого, на наш взгляд, является непонимание руководством многих акционерных обществ последствий таких нарушений.

Это обстоятельство усугубляется некоторыми разночтениями в Законе "Об акционерных обществах". Так, из ст. 83, например, следует, что решения о сделках с заинтересованностью принимают совет директоров и общее собрание акционеров. Это полномочие подтверждается тем, что ст. 48 и 65 запрещают передавать кому-либо решение вопросов, относящихся к исключительной компетенции этих органов. Однако существо названных положений ставится под сомнение тем, что ст. 84 допускает признание сделки с заинтересованностью, совершенной с нарушениями требований ст. 83, недействительной, то есть рассматривается не как бесспорно ничтожная.

Такого рода разночтения порождают разноречивые толкования указанных положений. Некоторые юристы, например, трактуют сделки с нарушениями не как ничтожные, а как оспоримые.

Между тем у руководителей акционерных компаний не всегда бывает стремление к строгому выполнению правовых требований, что приводит к прямому ущербу. Если, к примеру, решение о совершении сделки бывает принято только исполнительным органом, в частности генеральным директором, минуя совет директоров или общее собрание акционеров, суд обязательно признает ее ничтожной со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вот один из примеров из нашей практики, показывающий, как сделка, совершаемая без надлежащего решения соответствующего органа компании, становится ничтожной. Одно крупное акционерное общество заключило договор с членами своего совета директоров, предусматривающий вознаграждение за их работу. Хотя данная сделка безусловно была с заинтересованностью, тем не менее сам же совет не принял необходимого решения о ее совершении. В дальнейшем общество было признано банкротом и члены совета директоров, чтобы получить причитавшееся им вознаграждение, вынуждены были обратиться в суд с требованием признать их конкурсными кредиторами общества (так они надеялись получить свое вознаграждение). Но суд признал указанную сделку ничтожной и отказал истцам в удовлетворении их требования. Так незадачливые члены совета директоров по существу наказали сами себя.

Единственная сделка такого рода, вообще не требующая решения, это заем, даваемый заинтересованным лицом обществу.

Следует также отметить, что последующее одобрение рассматриваемых сделок предусмотрено ст. 83 лишь для одного конкретного случая: когда заинтересованность возникает в процессе осуществления сделок в условиях обычной хозяйственной деятельности, а сами они начали реализовываться раньше этого момента. Само же решение о них может быть отложено до следующего общего собрания акционеров.

В остальных случаях, если руководствоваться аналогией со ст. 6 ГК РФ и параграфом 15 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда № 4/8 от 2 апреля 1997 г., касающегося одобрения крупных сделок, то можно сделать вывод: одобрение сделки с заинтересованностью, совершенной без соответствующего решения совета директоров или общего собрания акционеров, само по себе не прекращает ее недействительности. Однако она может быть признана имеющей юридическую силу по решению суда с учетом последующего одобрения общим собранием.

Несоблюдение надлежащей процедуры может позволить недобросовестному контрагенту добиться применения к сделке последствий ее недействительности. В результате просчетов при ее оформлении акционерное общество может быть втянуто в долгие судебные разбирательства со своими акционерами. Нарушения процедуры особенно опасны для обществ, осуществляющих реструктуризацию с образованием дочерних структур, холдингов, с передачей имущества во вновь учреждаемые компании. Ведь подобные акции проводят и такие гиганты, как ОАО "Норильский горно-металлургический комбинат", и такие относительно небольшие предприятия, как завод "Чайка" в Угличе. Последствия ненадлежащего совершения сделок в этом случае могут быть особенно тяжелыми: любое лицо, доказавшее свою заинтересованность, может добиться ревизии результатов реструктуризации.

Особенно велик риск применения последствий недействительности сделок с заинтересованностью, совершенных с нарушением процедуры, если предприятие объявляется банкротом. Такие сделки, например, могут стать предметом пристального анализа профессионалов антикризисного о управления, получивших доступ к документации общества и целенаправленно действующих в интересах кредиторов. Субъективная заинтересованность арбитражного управляющего также увеличивает риск применения к совершенным ранее сделкам общества последствий их недействительности - закон предоставляет ему в данном случае право быть истцом.

Особенно часто ошибки допускаются в связи с тем, что участники сделки не выявляют заранее возможного возникновения заинтересованности в ней. Пример: крупная компания продала пакет принадлежавших ей акций своего дочернего предприятия. При заключении сделки заинтересованность в ней не была тщательно проверена. А впоследствии стала явной, потому что аффилированные лица покупателя, который сам не имел акций компании-продавца, оказались владельцами в совокупности более чем 20% акций этой компании. Это обстоятельство стало основанием для признания сделки ничтожной и применения последствий ее недействительности.

 

о компании услуги информация публикации e-mail

Все права защищены © 2000 КОНТЭК
Design by Vasiliy V.Tararin