Публикации сотрудников

 

О компании
Услуги компании
Полезная информация
Публикации сотрудников
E-Mail

 

Уроки одного судебного спора

Виктор КИРСАНОВ

Журнал для акционеров №6, 2000 стр. 40-42

1. Вместо введения

Для успешного существования и развития акционерное общество должно уметь эффективно защищать свои интересы. Если для государства продолжением политики (экономического соперничества) становиться война, то для акционерного общества такой же реалией борьбы за выживание становятся арбитражные процессы. Причем иногда ставки в таких арбитражных спорах столь высоки, что от результата их разрешения зависит, кто в дальнейшем будет владельцем общества и вообще выживет ли общество или погибнет.

В качестве иллюстрации такой многолетней борьбы мы расскажем о перипетиях судебной тяжбы между АООТ "Опытный завод сухих смесей" и Мосстройэкономбанком в г. Москве, которая, по-видимому, близится к завершению, и уроках этой судебной тяжбы.

Один из участников этого судебного разбирательства - банк, входящий в сотню наиболее крупных банков России. Другой участник разбирательства -АООТ "Опытный завод сухих смесей" - небольшое промышленное предприятие, являющееся производителем достаточно широкого спектра современных материалов, используемых в строительстве и отделке. Причем многие из производимых им строительных смесей являются не только более дешевыми, но даже в значительной степени уникальными аналогами зарубежной продукции. Августовский кризис и девальвация рубля обеспечила возрастание конкурентоспособности продукции завода. Рынок строительных материалов московского региона обеспечивает достаточный сбыт для производимой продукции, иностранные инвесторы проявляют интерес к сотрудничеству по расширению заводом номенклатуры производимой продукции.

И вот на фоне таких относительно благополучных для российского предприятия перспектив идут судебные тяжбы Завода с Мосстройэкономбанком. Тучи то сгущаются, то горизонт проясняется, и, по-видимому, развязка уже не за горами.

Вкратце существо судебного спора состоит в следующем. В свое время завод решил развернуть дополнительные производственные мощности и в 1995 году взял рублевый кредит в Мосстройэкономбанке на сумму, эквивалентную 700 тысячам долларов США. Деньги были использованы на монтаж и наладку аналогичного производства в г. Саратове. Однако планам развертывания производства не суждено было сбыться: пожар при достаточно странных обстоятельствах полностью уничтожил только что введенный в эксплуатацию новый производственный комплекс. Надежды на развертывание производства, с которыми связывались планы возврата кредита, не осуществились. И долг повис на заводе тяжелым бременем. Вернуть долг в полном объеме с процентами Завод не имел возможности, задолженность росла, но до лета 1998 года Банк не переходил к активным действиям.

2. Урок первый: оформление сделки

Надо отметить, что в 1995 году, когда брался кредит, правовой нигилизм всех участников сделки по кредитованию был достаточно велик и никто, включая кредитовавший банк (кстати, под 180% годовых), не уделил внимания надлежащему оформлению договора по кредитованию. Между тем на момент кредитования, программа приватизации АООТ "Опытный завод сухих смесей" еще не была выполнена в полном объеме и поэтому, вне зависимости от того, что было записано в уставе АООТ, его деятельность полностью регламентировалось приватизационным законодательством, а точнее типовым уставом (Указ Президента РФ №721 от 01.07.92), устанавливающим особенности правового положения обществ, попадающих под действие приватизационного законодательства. Одной из таких особенностей являлась необходимость принятия Наблюдательным советом (советом директоров) акционерного общества решения о совершении сделки, связанной с займом. А вот такого решения и не принималось. Поскольку имеется достаточно обширная практика Высшего арбитражного суда (ВАС) по аналогичным сделкам, которая определенно признает такую сделку недействительной в силу ее ничтожности, то казалось, что Заводу не грозит, по крайней мере, уплата грабительских процентов по займу. В самом деле, недействительность сделки в силу ее ничтожности (согласно ст. 168 ГК РФ, ничтожной признается сделка, совершенная с нарушением Закона или иных правовых актов при условии, когда Закон впрямую не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения,) влечет за собой реституцию, то есть возврат друг другу сторонами по сделке всего полученного ими друг от друга. Поэтому в рассматриваемом случае банк, не потребовавший оформления сделки решением Наблюдательного совета (совета директоров) Завода до совершения сделки, по Закону имел право рассчитывать лишь на возврат тела рублевого кредита без процентов и штрафных санкций.

3. Урок второй: осторожно - мировое соглашение!

Однако руководство Завода, в общем, признавало свою обязанность возвращать кредит, да и войны с достаточно влиятельным Баком не хотело. В результате летом 1998 года стороны пришли к Мировому соглашению о погашении задолженности по кредиту, которое и было зафиксировано Арбитражным судом г. Москвы. Завод произвел надлежащие выплаты по мировому соглашению и, хотя и это привело к почти полному оскудению его оборотных средств, казалось здесь ему бы и вздохнуть свободно, так нет! В мировом соглашении содержалась "мина": в нем не было указано, что речь идет о возврате самого тела кредита, что по сути означало (см. ст 319 ГК РФ), что Завод взял на себя обязательства возврата процентов, пени и штрафов, возврат которых должен осуществляться в первую очередь при отсутствии оговорки о возврате основной части задолженности. В результате, выплатив в совокупности около 13,5 млн. рублей, Завод остался кредитором Банком: задолженность перед банком не только сохранилась, но и продолжала расти. Кроме этого, мировое соглашение как бы закрыло для Завода возможность оспаривать саму по сути ничтожную сделку, связанную с Займом. Ситуация усугубилась тем, что весной 1999 г. Банк подал иск в арбитражный суд на взыскание с Завода оставшейся задолженности (тела кредита, процентов, пеней и штрафов), и Суд, основываясь на ранее утвержденном судом мировом соглашении (которое как бы "прикрывало" нелегитимность сделки по предоставлению займа), присудил Заводу возвратить Банку еще около 9 миллионов рублей, в том числе и основной долг проценты по которому продолжали расти. Таких денег у Завода не было и ему не оставалось ничего другого, как продолжать обороняться. Однако, хотя сделка по предоставлению Заводу Займа и была со всей очевидностью ничтожной, возможности для обороны были в значительной степени перекрыты вступившими в силу решениями суда по мировому соглашению и по проигранному весной 1999 г. иску: Закон не предполагает возможности повторного рассмотрения того же самого спора между теми же самыми лицами.

Единственно, чего удалось добиться Заводу, так это отсрочки на полгода по исполнительному производству, которое было возбуждено против него на основании иска, проигранного Заводом весной 1999 года.

4. Урок третий: в поисках справедливости

Юристы Завода, понимая суть проблемы и дефекты вынесенных ранее судебных решений, обратились в Высший арбитражный суд. Естественно, что загруженность ВАС велика и решения пришлось ждать полгода, но в начале весны 2000 года Президиум ВАС отменил оба предыдущих решения суда по арбитражным спорам между Мосстройэкономбанком и АООТ "Опытный завод сухих смесей", наложил запрет на их исполнение, и направил дела в первую инстанцию на пересмотр. Сейчас данные дела находятся в первой инстанции Арбитражного суда. При этом сумма иска заявленного истцом - Мосстройэкономбанком - составляет 25 миллионов рублей. Естественно, что судья, утвердившая в свое время мировое соглашение и вынужденная опять рассматривать это дело по существу, попала в неловкую ситуацию.

Юридическая сторона вопроса достаточно очевидна, сделка, которую должен рассмотреть суд - ничтожна с момента ее совершения, и суду осталось лишь подтвердить это (такое право ему предоставлено, см. постановление Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года)

Но имеется и экономическая сторона применения к этой сделке последствий недействительности ничтожной сделки: если суд признает ничтожность этой сделки, то окажется, что банк, в свое время перечисливший заводу 3 миллиона рублей, может рассчитывать на получение от завода именно этой суммы, в то же самое время завод вправе взыскать с Банка выплаченные банку 13,5 миллионов рублей. Таким образом, должно оказаться, что уже Банк станет должником Завода. Кстати, даже если пересчитать расчеты между заводом и Банком по валютному курсу на моменты платежей (по сути учесть инфляцию), то доходность операции по кредитованию для Банка составила более 30% годовых в валюте, про доходность рублевую и говорить не приходится. Завод совсем не жаждет продолжения войны и готов даже на такие варианты расчетов реституции (с учетом процентов за пользование денежными средствами и т. п.), которые бы признали отсутствие взаимных претензий между ним и Банком.

5. Урок пятый: есть ли у акционера права?

Естественно, что удовлетворение всех требований Банка к Заводу неминуемо повлекло бы банкротство Завода, со всеми вытекающими для его акционеров последствиями. Среди наиболее крупных акционеров Завода есть и такие солидные как "Главмосстрой", "Штерн -цемент", которые безусловно имеют хорошие юридические службы. Как же повели себя акционеры Завода в создавшейся ситуации? Большинство из них безучастно наблюдало за тем, как Банк методически вел дело к банкротству Завода. Лишь один из акционеров Завода "Атолл-компани", заинтересованный в продолжении партнерских отношений с Заводом, встал на его защиту.

При этом оснований для участия любого акционера в судебном разбирательстве (даже еще до Постановлений Президиума ВАС, отменивших предыдущие судебные решения и направивших их на пересмотр) было предостаточно. Хотя, как уже отмечалось, сам Завод в силу утвержденного в суде мирового соглашения и не мог сам подать иск о признании ничтожным обсуждаемого кредитного договора, такой иск имело право подать любое заинтересованное лицо (ст.4 АПК РФ определяет понятие заинтересованного лица, как лица которое может обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав и законных интересов). На первый взгляд трудно отрицать то, что акционер общества является лицом, заинтересованным в извлечении обществом прибыли и, казалось, это даже не требует доказательств. Действительно, из трех основных прав акционера, предусмотренных законом "Об акционерных обществах", основным правом акционера является право на получение части прибыли, получаемой обществом в виде дивидендов. Остальные два права акционера: право на участие в управлении обществом через участие в собраниях его акционеров и право на получение информации, - по сути лишь подкрепляют основное право на получение дивидендов. Выплаты Банку, связанные с займом, не только сделали невозможным как получение акционерами дивидендов, но и поставили Завод на грань банкротства, которое чревато для акционеров потерей и остальных своих прав.

Итак, весной 2000 года Московский арбитражный суд (первая и апелляционная инстанции) рассмотрел иск акционера к Заводу и Банку о признании кредитного договора недействительным и применений к нему последствий недействительности ничтожной сделки. Рассмотрев дело, суд ... отказал акционеру в удовлетворении его требований. Пикантность ситуации заключается в том, что при этом суд с одной стороны, по сути признал, что сделка по заключению кредитного договора является ничтожной, а с другой стороны не признал акционера заинтересованным лицом, имеющим право на обращение в суд, поскольку констатировал, что выплаты, связанные с кредитным договором, не привели к нарушению прав акционера. И такое решение было вынесено несмотря на то, что к моменту рассмотрения дела в Апелляционной инстанции, уже прошло заседание Наблюдательного совета Завода, который (с учетом неудовлетворительного платежного баланса, отражающего тяжелое финансовое состояние Завода, являющегося следствием выплат Завода Банку) вынужден был принять решение о невыплате акционерам дивидендов за 1999 год. Суд приобщил к делу соответствующий протокол Наблюдательного совета, но, несмотря на это, все же отказался признать акционера заинтересованным лицом (то есть лицом, чьи права и законные интересы нарушены). Заметим, что такая весьма странная позиция Московского арбитражного суда, по сути лишает мелких акционеров возможности защищать в суде свое право на получение дивидендов, нарушенное даже заведомо незаконными действиями акционерного общества и его контрагентов по сделкам.

Сейчас дело находится в кассационной инстанции, и вскоре мы, наверное, узнаем, является ли все-таки акционер лицом, которое вправе обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав в случае, когда вследствие совершенной обществом ничтожной сделки нарушено его основное право: право на получение части прибыли общества в виде дивидендов.

6. Вместо эпилога

Прошедшие в мае судебные слушания по пересмотру дел между АООТ "Опытный завод сухих смесей" и Мосстройэкономбанком отложены на вторую половину июня под разными благовидными предлогами. Задача у судей сложная: надо, чтобы и волки были сыты, и овцы целы, да еще чтобы при этом был соблюден закон (или хотя бы приличия). Кто здесь волки, а кто овцы, читатель, я думаю, сможет разобраться самостоятельно, а акционеры в очередной раз не только не могут получить законных дивидендов, но и добиться правды в суде.

 

о компании услуги информация публикации e-mail

Все права защищены © 2000 КОНТЭК
Design by Vasiliy V.Tararin